?

Log in

No account? Create an account

Wed, Jul. 1st, 2009, 11:52 pm
O let me weep



В сентябре Вим Вендерс собирался снимать документацию о Пине Бауш.
Теперь самым известным фрагментом из ее спектаклей, наверное, останется начало фильма Альмодовара "Поговори с ней" - На сцене, среди черных стульев стоит женщина, внезапно срывается, словно слепая набегает на стены, падает. В последние секунды мужчина в костюме успевает раскидать перед ней стулья. В глубине сцены вторая женская фигура, худая, в ночной рубашке, с выступающими ключицами, как сомнамбула, как тень повторяет все движения первой - налетает на стены, медленно падает, снова встает. Звучит "O let me weep" Пёрсела для голоса, виолончели и клавесина. В зале плачет главный герой фильма.

Мы перехали в Вупперталь 11 лет назад. Я знал, что там родился Энгельс и ездит подвесной травмай. Возле остановки трамвая Schauspielhaus иногда висели растяжки "Ein Stück von Pina Bausch". Так безымянно анонсировались премьеры, только потом они получали названия. Потом я как по календарю отмерял по ним годы. То был год "Cafe Müller", то - "Bandoneon", этот - "Vollmond". По-немецки Stück значит и спектакль, и часть. Часть Пины Бауш стала мной. Она говорила со мной на языке, который я понимал каждой клеткой и не могу теперь перевести ни на русский, ни на немецкий. Она говорила с моей кровью и я ревел.

Однажды на чужой вечеринке я так растанцевался, что залил красным вином новые обои хозяина дома, уронил саму хозяйку на паркетный пол и получил от одного гостя в полосатых штанах чересчур восторженные комплименты и обещание устроить собеседование в труппе Бауш, где он работает. Через месяц я попал в рай. Вход в репетиционную был спрятан на довольно грязной улице между Макдональдсом и сексшопом. Я долго не решался войти, потом долго подслушивал сквозь двери пианино тапера и гулкие прыжки танцоров. Конечно, ничего из моих танцев не вышло, вся труппа имела классическое балетное образование, а благодетель в полосатых штанах значился там бухгалтером и, наверное, просто хотел переспать. Но, "wer die Schönheit angeschaut mit Augen ist dem Tode schon anheimgegeben", я побывал в раю.

Эта худая женщина с ключицами как у моей мамы изменила мир. Она научила танец искренности и иронии. Она засыпала сцену гвоздИками и выводила на сцену бегемота. Она однажды дала в вуппертальской газете объявление о наборе пенсионеров и поставила с ними самый пронзительный танец о молодости. "Меня не интересует как вы двигаетесь - меня интересует, что вами движет".

Сейчас я живу в Гамбурге. В Гамбурге есть зрелищный, гомоэротичный, самобытный Джон Ноймайер, но он будто переводит свои мысли (и чужие) в танец. Она танцевала напрямую.

Пина, поговори со мной.

Fri, May. 30th, 2008, 12:21 am
акт


В парижской академии искусств до середины XIX века по соображениям морали не было женских натурщиц.
В кильском альмаматере острая нехватка мужских.
Зато дома у нас

Mon, Dec. 11th, 2006, 02:26 pm
прощай, моя конкубина

На каждом спектакле в школе обязательно будут два второкласника. Один потоньше, другой посерьёзней.
Будут держаться за руки, будут сидеть друг у друга на коленях, будут шептать что-то друг другу на ухо.
И будет Воспитательница. Чтобы растягивать их в разные стороны, рассаживать по разным углам, шипеть "а ну ка немедленно..!!!"
Бесполезно.
После спектакля, за кулисами, девочки с харипотерами на футболках будут ждать принца. И я буду выгребать его из-под волков, разбойников и пьяниц. И картонный принц будет касаться своими картонными губами дутых девичьих ладошек. И, конечно же, там будет тот, что потоньше.

- А Вас, прекрасный юноша, можно Вас поцеловать?
- Можно...
- Но-но! Принцы не целуют мальчиков!
- Некоторых целуют...